Do not look away!

Hello, everyone! Before you’ll start reading I should say that I read this story last year. I was really impressed and wanted translate it to English. But I haven’t got enough time to that moment. Finally I found time and I have finished translate it today. Thanks a lot to the author of this amazing story — Evgeny Cheshirko. 

I’ll be glad to see and read your opinions about this story and about my translation. All mistakes will be corrected, I promise!

P.S. Here are an English and Russian version of this story. Thanks for reading!

*************************************************************************************

“Mum, why does that grandfather always sits on a bench at an entrance?” the girl had went away from a window and looked at her mother.

“What grandfather? Grigory Ivanovich?”

“Probably,”the girl shrugged shoulders.

“Well, he wants to sit here and sits,” mother smiled. “He breathes fresh air.”

“And why does he constantly look before himself?” her daughter hadn’t known rest. “I passed by yesterday, greeted him, and he even answered nothing. He stared somewhere and sat silently.”

“He is already old,” mother patiently explained. “Maybe, he didn’t hear you.”

“Mum… He always talks to himself.”

The woman approached a window and looked out on the street. The old man sat on the bench in his unchanged pose: having leaned two hands on his walking-stick facing it and having put a chin on hands. A little bit after watching him, the woman turned to the daughter.

“I hope you do not offend him?” her mother said sternly.

“Of course not!” the girl answered quickly. “He’s just some strange grandpa. He talks to himself and silent with others. He looks constantly somewhere, sitting there alone…”

The woman shook her head and sat on a sofa.

“The fact is that he…”
*************************************************************************************
“Well, are we playing?” Death stopped at the bench and looked at the old man. “By the way, hello, Grigory Ivanovich. All the time I forget to say hello …”

“Listen, my friend, I’m sitting here and I think — are you bored to live or what?”

“In what sense?” Death confused a little.

“Why are you torturing me? If it’s time, let’s go. Why are you playing with me these games? You do that with all so?”

Death sighed and sat on the opposite bench.

“No, not with everyone. Only with those who I like. I like you, I will not hide it. In addition, games add to my work an element of justice and — I will not hide it —
entertainment.”

“Look at you, what you spoke?!” the old man shook his head. “The element! Justice! Did you read a lot of books?”

“Yes, I mastered this skill not so long ago too.” Death laughed. “I had one friend, so he wrote letters to himself that I thought he still needs someone here. I had to pull up my knowledge.”

“To hell with it, with reading! Why do you play your games?”

“Well… It’s fun!” Death was surprised. “If you won — live. If you lose — take all your things and go away. You think it’s unfair? But for me it’s a good entertainment.”

“And if a person constantly wins? What will you do then?”

“I’ll wait,” Death shrugged. “With one I’m already playing chess during one year. Yet never won. But it is okay… Yesterday announced him the check. The checkmat has not yet reached, but I try. Sooner or later all the same he will surrender.”

“So you are already torturing me for six months. Do you need it?”

“You’re boring,” Death said. “Do you think I like to have a matter with people like you?But thanks to this I have at least some diversity.”

The old man pondered for a moment.

“Well … There is logic in your words. Okay, come on. May we begin?”

Death had fidgeted on the bench and smiled.

“Let’s begin. The rules are the same. You look in my eyes, the first who will look aside — lose. The game is two hours. Let’s go…”
***********************************************************************************
“Honestly, I am amazed by your composure,” removing the watch in her pocket and rising from the bench Death said. Glyadelki* (see a footnote) is not the most difficult game that I offer people, but it is the most effective. Few people looked straight in my eyes for more than five minutes, and you have been doing it for six months. Are you not scared at all?”

“Why should I be afraid of you?” the old man grinned. “Especially you and I have known each other for a long time, and I had much time to know you.”

“Had you? Excuse me, when you had it?”

“That was a long time ago. You probably do not remember that meeting already. I was still quite young … The Germans surrounded us in full. They did not let us out of surrounding at all. That day they covered us with their artillery. That we could not lift our head,” the old man shook his head. “I was lying down in a trench. I pressed all my body to the ground — it was scary, you know. Suddenly I had seen Valechka, our nurse, who was running on the edge of the trench. I shouted to her to jump down! But she could not hear anything, the noise was awful. Probably, she was also scared and had not seen anything around. What should I do? I jumped to her. I knocked her out to the ground and fell on her from the top. And then a bomb exploded near us… The last thing I saw — you were standing beside and looking at me.”

“Honestly, I do not remember already,” Death shrugged. “Then it was such a time — every day new hundreds or even thousands faces… So how did it end?”

”How? I was shell-shocked at that time with shrapnel. Doctors pulled me from the other world. So for me the war ended.”

“Wow,” Death was surprised. “I did not know that you are a hero.”

“Oh, come on!” the old man said.”Anyone could do that … All right, I should go home. And you should go too.”

The old man slowly got up from the bench and headed for the entrance of his house. The door opened right in front of him and a girl jumped out.

“Oh, I’m sorry,” realizing that she nearly hit the old man with the door, she whispered.

“It’s okay …” the old man answered and stepped into the doorway, carefully crossing the threshold.

“May I help you?” the girl has babbled. “Mum has told to me that it is necessary for you to help, because …”

“I can do everything by myself, it’s okay,” the old man tried to interrupt her, but it was too late.

“… because you are blinded in the war and do not see anything.”

Death already made a few steps from the bench and at the same moment she froze and stopped. Slowly turning, she stared at the old man who, in turn, froze at the door. Narrowing her eyes, she silently looked at the man who had been deceiving her for six months.

“Grigory Ivanovich,” she said softly.

“Yes?” the old man slowly turned around.

Death did not remain silent for long.

“What happened to the nurse? Is she alive?”

“Valechka? She is at home. She is ill. Therefore, I must not die at all. She will not stand it, she will not manage herself.”

“Have you got married?”

“Well yes. After the war we got married. And we live together from that time on.”

Death fell silent and her head inclined to one side. She looked at the old man, thinking about something of her own. The old man stood at the door and, leaning on the walking-stick, silently waited for her decision.

“I have thought now … It’s the boring game — Glyadellki. Let’s play a few more years, and if no one loses, then we start at another. We can begin with the “Cities” game** (see a footnote), for example.”

“A few years?” the old man was amazed. “Well, thank you for that … Do not take offense at me. I’m scared for her, for my wife.”

“What?” Death cried out loudly. “I do not hear well lately. Okay, I’ll go. See you tomorrow, Grigory Ivanovich.”

Death has turned and goes quickly away.

*It’s like stare-out game. If you stare someone out, you look steadily into their eyes for such a long time that they feel that they have to turn their eyes away from you.
** This is a Russian game. One person calls any city, the second person names a city that starts on the last letter of the city named earlier. For example in Russian: Москва — Анкоридж; in English: Berlin — New York.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

                                                                Гляделки

– Мам, а почему тот дедушка постоянно сидит на скамейке у подъезда? – девочка отошла от окна и посмотрела на мать.
– Какой дедушка? Григорий Иванович?
– Наверное, – пожала плечами девочка.
– Ну, хочется ему сидеть, вот и сидит, – улыбнулась мама, – свежим воздухом дышит.
– А почему он постоянно смотрит куда-то перед собой? – не унималась дочка, – я вчера проходила мимо, поздоровалась с ним, а он даже ничего не ответил. Уставился куда-то и сидит молча.
– Он же старенький уже, – терпеливо объяснила мать, – может он тебя не услышал просто.
– А еще… А еще он разговаривает сам с собой постоянно.
Женщина подошла к окну и выглянула на улицу. Старик сидел на скамейке в своей неизменной позе: оперевшись двумя руками на трость, стоящую перед ним, и положив подбородок на кисти рук. Немного понаблюдав за ним, женщина повернулась к дочери.
– Я надеюсь, что вы его не обижаете? – строго произнесла мать.
– Нет конечно! – быстро ответила девочка, – просто он какой-то странный дедушка. Сам с собой разговаривает, а с другими – нет. Смотрит постоянно куда-то, сидит там один…
Женщина покачала головой и присела на стул.
– Дело в том, что он…

*************************************************************************************
– Ну что, играем? – Смерть остановилась у скамейки и взглянула на старика, – кстати, здравствуйте, Григорий Иванович. Все время забываю поздороваться…
– Слушай, подруга, я вот сижу и думаю – тебе скучно жить или что?
– В каком смысле? – немного растерялась Смерть.
– Что ты меня мучаешь? Пришло время, так пойдем. Что ты со мной в эти игры играешь? Ты со всеми так?
Смерть вздохнула и присела на скамейку напротив.
– Нет, не со всеми. Только с теми, кто мне нравится. Вот вы мне нравитесь, не буду скрывать. К тому же, игры привносят в мою работу элемент справедливости и, не буду скрывать, развлечения.
– Ишь ты, как заговорила! – старик покачал головой, – элемент! Справедливость! Книжек начиталась что ли?
– Да, не так давно я освоила и это умение, – засмеялась Смерть, – был у меня один знакомый, так он письма писал сам себе, чтобы я подумала, что он еще здесь кому-то нужен. Пришлось подтягивать свои знания.
– Да черт с ним, с чтением. Игры ты свои зачем устраиваешь?
– Ну, весело же… – удивилась Смерть, – выиграл – живи еще. Проиграл – с вещами на выход. Несправедливо что ли? Да и мне развлечение какое никакое.
– А если человек постоянно выигрывает? Что ты тогда делать будешь?
– Ждать, – пожала плечами Смерть, – с одним я уже год в шахматы играю. Пока ни разу не выиграла. Но ничего… Вчера шах ему поставила. До мата еще не дошло, но я стараюсь. Рано или поздно все равно сдастся.
– Так ты и со мной уже полгода мучаешься. Оно тебе надо?
– Скучный вы какой-то, – махнула рукой Смерть, – думаете, мне интересно каждый день таких как вы под ручку водить? А так хоть какое-то разнообразие.
Старик ненадолго задумался.
– Ну что ж… Есть в твоих словах логика. Ладно, давай. Начинаем?
Смерть заерзала на скамейке, устраиваясь поудобнее, и улыбнулась.
– Давайте. Правила прежние – кто первый отведет взгляд, тот и проиграл. На игру два часа. Поехали…

*************************************************************************************
– Честно говоря, я поражена вашим самообладанием, – убирая часы в карман и, вставая со скамейки, произнесла Смерть, – гляделки – игра не самая сложная из всех, которые я предлагаю людям, но она самая действенная. Мало кто выдерживал мой взгляд больше пяти минут, а вы уже полгода держитесь. Вам совсем не страшно?
– А чего мне тебя бояться-то? – усмехнулся старик, – тем более, что мы с тобой уже давно знакомы, и я успел на тебя насмотреться.
– Да? А когда, простите?
– Давно это было. Ты, наверное, не помнишь уже ту встречу. Я еще совсем молодой был… Немцы нас утюжили тогда по полной. Совсем не давали продохнуть. Вот и в тот день накрыли они нас своей артиллерией. Да так, что головы не поднять, – старик покачал головой, – лежу я, значит, в траншее. Вжался весь в землю – страшно же, знаешь как!? Гляжу, а по краю санитарка наша бежит – Валечка. Я ей кричу, мол, а ну прыгай вниз, дура ты такая! А она не слышит ничего, грохот страшный. Да и испугалась, наверное. Не видит ничего вокруг. Что делать? Вскочил, да к ней. Завалил ее на землю, а сам сверху упал. И тут как рвануло рядом… Последнее, что видел – как ты рядом стоишь, да на меня смотришь.
– Честно говоря, не помню уже, – пожала плечами Смерть, – тогда время такое было – каждый день новые лица сотнями, а то и тысячами… Так чем закончилось-то?
– Чем закончилось? Контузило меня тогда страшно и осколками нашпиговало. Врачи с того света вытащили. Так для меня война и закончилась.
– Ого, – удивилась Смерть, – не знала, что вы-то, оказывается, герой.
– Да ладно тебе, – махнул рукой старик, – любой бы так поступил… Ладно, пойду я домой. И ты иди.

Старик медленно поднялся со скамейки и направился к подъезду. Дверь открылась прямо перед ним и оттуда выскочила девочка.
– Ой, извините, – поняв, что чуть не ударила деда дверью, прошептала она.
– Да ничего страшного… – ответил старик и шагнул в проем, аккуратно переступив порог.
– А давайте я вам помогу? – затараторила девочка, – мне мама сказала, что вам нужно помогать, потому что…
– Я сам, ничего страшного, – попытался перебить ее старик, но было уже поздно.
– … потому что вы на войне ослепли и ничего не видите.

Смерть, уже сделавшая несколько шагов от скамейки, в ту же секунду замерла и остановилась. Медленно обернувшись, она уставилась на старика, который, в свою очередь, застыл у двери. Прищурив глаза, она молча смотрела на человека, который полгода водил ее за нос.
– Григорий Иванович, – тихо произнесла она.
– Да? – старик медленно обернулся.
Смерть недолго помолчала.
– А что с санитаркой стало? Живая?
– Валечка? Дома она. Болеет сильно. Поэтому никак нельзя мне помирать. Не выдержит она этого, не справится сама.
– Поженились что ли?
– Ну да. После войны расписались. Так и живем с тех пор.

Смерть замолчала и, склонив голову набок, рассматривала старика, размышляя о чем-то своем. Старик стоял у двери и, оперевшись на трость, молча ждал ее решения.
– Я тут подумала… Скучная это игра – гляделки. Давайте еще пару лет поиграем, и если никто не проиграет, то потом в другую начнем? В города, к примеру.
– Пару лет? – произнес старик, – ну что ж, и на том спасибо… Ты на меня обиды не держи. Не за себя мне страшно, а за нее.
– Чего? – притворно громко выкрикнула Смерть, – я что-то в последнее время плохо слышу. Ладно, пойду я. До завтра, Григорий Иванович.
Смерть повернулась и, взмахнув своими темными одеяниями, быстрым шагом направилась прочь.

Автор: Евгений Чеширко

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s