The Third Star. Part 3.

You’re on my blog page again! Happy to see you! I was so busy these months, but tonight I want to make a gift for you, my lovely readers! I translated the third part of “The Third Star”. And now it’s here! 🙂

Hope, you’ll enjoy! 

P.S. Sorry for clumsy translation.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

“The world became united in her eyes …”

 Image

Fate’s solutions are unpredictable in a peaceful silence of the fire,

And in the hour of grief someone is softly crying,

Trying to hide his tears from others,

Praying.

 

Tell (Anna Maria) West, “Farewell”

 

The sun had just risen. Its beams sparkled on waves and sometimes had  blinded his eyes.Despite this, weather was terribly cold, and muddy dark clouds could be seen nearby. They threatened to cover the sun by their darkness and flood the sky.
It was strange to see a fighting of the sun with the clouds and its futile attempts to penetrate through them.The wind was walking around a long line of low hills and then slid into the grass, where James was lying. He was shuddering and more densely wrapping himself up in a warm jacket.He and his friends, who was sleeping now in their only remaining tent (the second tent was burned by Bill), the third day were en route. They were not far from the final destination of their journey, and James was worried. Who knows, maybe he won’t be able to do what he had planned for these two days, which was waiting him in the end of his way?

 

He could not sleep that night. He lay in the tent until the morning, without closing his eyes, and as soon as dawn broke in the sky, carefully got out of the tent, trying not to wake his sleeping friends, and without the aid of canes off close to the sea, but before reaching him down in the tall grass near from the sea. He watched as the sun gets out of its pocket its yellow clouds pastries like the French loaf, torn edges and take its usual dominant position in the sky but the clouds did not allow it to do so. Therefore, even when the dawn turned into day light scattering, thought that it was also overcast and gloomy as a rainy foggy London evening.

James was lying in the grass, clutching in his arms a few blades of grass, and with the force of squeezing. He barely held back tears, thinking that this might be his last sunrise, and that it was so ugly and grim, as if it was a bad omen.

In memory of all arose the same dream, which had no beginning and no end – time without pain and suffering, when he saw a dead seagull, whose pale body rocked on the waves. What will happen next?

Image

He closed his eyes and tears, unable to stop, slid down his face. He must not allow himself to this, because crying is mean to be weak, and to be weak, then failing to do what he wanted to.

 

“Right?” Miles said, suddenly appearing from behind.

 

“Yes,” muttered James, through the tightly compressed lips.

 

Maybe Miles did not really notice anything unusual about the voice of James, or simply pretended not to notice. In any case, James did not want anything to cast a shadow on this day for all of them.

 

They packed their bags, tent and lay down again, hit the road. The going was every day more difficult, and the main difficulty was the fact that James could not make long crossings. They had to stop frequently to make a break and make a little rest for James, but it seemed to him awful. He felt weak, but tried his best to get rid of it growing with every day emotions.

 

In the evening they came to a small village with neat little houses. Bill and Miles immediately found the nearest pub and enjoy time together. James wanted a stroll through the village and think, but Dave decided to stay with him, fearing that something had happened to his buddy.

 

After leaving Miles and Bill chat with some local guys in the pub, they walked to the end of the street and turned right, where suddenly faced with a very young girl. James grabbed the hand of the girl before she falls from a collision with Dave, and now she smiled at him gratefully. Holding a cane in one hand and leaning on it, James was looking at an unusual creature that God has sent him today.

 

She was like an angel who came down right now, in this second from the heavens. Even in the twilight, it seemed that she was all lit, and that even her eyes, amazing hazel color, shine the lights of the city. Soft caramel-colored hair, light waves fell on the beautiful narrow shoulders, and their flavor, despite the breeze, stunned. Her face was devoid of false features, harshness or vulgarity. Every curve of her figure, every feature of her face had been his ideal dream. He had not seen her in pity for him, which is usually in the view of every person whom he knew. She does not regret him, but rather to understand and share with him all his pain, from which he could not help himself. He did not see lies in her eyes, which is inherent in every person who at least once in their life lied. He felt that if she just born baby, and her heart and her soul as innocent as the heart and soul of the newborn infant. “She is so young and so beautiful,” swept through his mind. What is this? He fell in love?..

 

A girl named Emily. She was only nineteen years old, but she still looked younger than her age. And at first it seemed to James that she was just a teenager. She wore a light autumn coat, light a long scarf, one end of which hung down to the ground and almost touched it. She was so extraordinary in this coat that seemed to James that she is as skinny as he is.

 

“With you as if all is well?” for the third time, James asked Emily.

 

They walked behind Dave, and she told him about the village in which they were all she knew.

 

“Oh, yes. Of course! Do not worry about anything! I blame myself, always have to watch where I’m going” – smiled the girl.

 

“Just I thought …” James began, but she did not let him finish.

 

“However, do not worry about anything! I’m very absent-minded person and always get into a stupid situation. But today I am glad that you have just met, but not someone else.

 

They were silent. James’ cane fell with a thud on the stone pavement of the roadway on which they walked slowly. They are far behind from Dave, he went somewhere far ahead.

 

“How long you have…it?” suddenly asked Emily.

 

James looked up in surprise at the girl, a little slowing down the steps.

 

“What do you mean?”

 

“How long do you have cancer?” quietly asked the girl. James stopped short and seemed petrified for a few moments. Only his lips moved, as he spoke.

 

“How did you know that I am sick? And what I’m sick with cancer?” his tongue would not obey him, and he closed his eyes not to see the girl’s face when she answered him. He feared that in her eyes suddenly wake up the same feeling of pity, that all, or contempt for his illness. But she just quietly walked up to him and touched a little fragile hand to his chest. Unknown heat shattered all over his body and his heart trembled from this nice touch. He opened his eyes and met the gaze straight girl with brown eyes. They had no pity, contempt, or something like that, they were just a pain.

 

“My brother died of cancer six months ago,” she said softly, and her hand slowly slipped from his chest, James.

 

What to tell her how to comfort her?

 

“I’m sorry,” it was all he could say to her now.

The girl turned away and covered her face with her ​​hands.

 

“He was about the same as you now,” she said. And in her voice could be heard notes of tears – she was trying not to cry.  “I decided to become a doctor and promised myself that if my life will be one more dear to me such a man I did not want to lose, I’ll do anything to save him, or at least do all that he asks…”

 

James listened to her melodious voice and realized that he now more than ever need more time. And now… He was afraid to do something that has conceived …

 

“You seem to say that going into the bay, not far from here?” suddenly turning to him, the girl asked. James just nodded, he was unable to answer her.

 

“Can I come with you?”

 

James thought she was not so much asking how much begging him to let him go with them.

 

“Why do you need all this?” Asked James.

 

She looked into his eyes so that he thought it was silly to ask about it, as if Emily was always there, and now this whole trip, which he conceived, was nothing without her.

 

“It seems to me that I should be with you. And I do not know why, but I feel like I should. It was as if I had known you all my life, but only now realized that it was not a dream and that I was not dreaming…”

 

They looked at each other and their souls are reunited somewhere in the air above their heads.

 

What is this? Karma? Or irony of fate that led them to meet in front of his death?

 

Man is silly,

When he doesn’t see the evidence.

All words become “no”

And you silently send your replies to

All questions of that fine force,

What makes your heart to beat in the new world.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Третья Звезда. Часть 3 “В её глазах весь белый свет сошёлся в миг…”

Непредсказуемы бывают

Судьбы решенья в мирной тишине огня,

И в час печали кто-то тихо плачет,

 Пытаясь спрятать слёзы от других. Молясь. 

 Тэлл Эн Мари Вест “Прощание”

Едва вставшее солнце искрилось на волнах и изредка слепило глаза. Несмотря на это было ужасно холодно, и невдалеке виднелись грязно тёмные тучи, которые угрожали вот-вот накрыть солнце своим мраком и заполонить всё небо собою. Было странно видеть борющееся с тучами солнце и его бесполезные попытки проникнуть сквозь них. Шатающийся по склонам холмов ветер то и дело проскальзывал в траву, где лежал Джеймс, и заставлял его зябко подрагивать и теплее кутаться в курточку. Он и его друзья, которые теперь спали в единственной оставшейся у них палатке (вторую случайно сжёг Билл), уже третий день были в пути. Им оставалось не так далеко до конечного пункта их путешествия, и Джеймс волновался. Кто знает, сможет ли он сделать то, что запланировал в конце пути в оставшиеся два дня?

Ему не спалось эту ночь. Он пролежал в палатке до самого утра, не закрывая глаз, а как только в небе забрезжил рассвет, аккуратно вылез из палатки, стараясь не разбудить спящих друзей, и без помощи трости отправился поближе к морю, но, не дойдя до него, опустился в высокую траву недалеко от морского берега. Он смотрел, как солнце достаёт из кармана туч свои жёлтые сдобные, как французская булка, края и рвётся занять своё привычное главенствующее место на небе, но тучи не позволяли ему сделать это. Поэтому, даже когда рассвет превратился в дневной рассеивающий свет, казалось, что было также пасмурно и хмуро, как дождливым туманным лондонским вечером.

Джеймс лежал в траве, схватив в охапку несколько травинок и с силой их сжав. Он едва сдерживал слёзы, думая о том, что это, возможно, его последний рассвет и что он оказался таким некрасивым и мрачным, словно это было какое-то плохое предзнаменование.

В памяти возникал всё тот же самый сон, которому не было ни начала, ни конца – время без боли и страданий, когда он увидел мёртвую чайку, чьё бледное тело качалось на волнах.  Что будет дальше?

Он закрыл глаза и слеза, не выдержав, скатилась вниз по лицу. Он не должен позволять себе этого, ведь плакать, значит быть слабым, а быть слабым, значит не суметь сделать то, что он задумал.

– Всё хорошо? – спросил Майлс, неожиданно появившись откуда-то сзади.

– Да, – пробормотал Джеймс, сквозь плотно сжатые губы.

Возможно, Майлс действительно не заметил ничего необычного в голосе Джеймса или же просто притворился, что не заметил. В любом случае Джеймсу не хотелось, чтобы что-то омрачило этот день для них всех.

Они собрали вещи, сложили палатку и снова отправились в путь. Идти было с каждым днём всё труднее, и главная трудность заключалась в том, что Джеймс уже не мог совершать длинные переходы.  Им приходилось часто останавливаться, чтобы сделать передышку и устроить небольшой отдых для Джеймса, а ему это казалось ужасным. Он чувствовал себя слабым, хотя всячески старался избавиться от этого нарастающего с каждым днём чувства.

К вечеру они подошли к какой-то маленькой деревушке с аккуратненькими небольшими домиками. Билл и Майлс сразу же нашли ближайший паб и с удовольствием проводили время. Джеймс хотел один побродить по деревне и подумать, но Дейв решил остаться с ним, опасаясь, чтобы что-нибудь не случилось с другом.

Оставив Майлса и Билла болтать с какими-то местными парнями в пабе, они прошлись до конца улицы и свернули направо, где неожиданно столкнулись с какой-то ещё совсем юной девушкой. Джеймс успел схватить за руку девушку, прежде чем она упадёт от столкновения с Дейвом, и теперь девушка благодарно улыбалась ему. Держа в одной руке трость и опираясь на неё, Джеймс смотрел на необыкновенное существо, которое послал ему Бог сегодня.

Она была словно ангел, спустившийся прямо сейчас, сию секунду, с небес. Даже в сумерках казалось, что она вся светиться и что даже её глаза, изумительно карего цвета, сияют как огни большого города. Мягкие волосы карамельного цвета лёгкими волнами спадали на прекрасные неширокие плечи и их аромат, несмотря на ветерок,  ошеломлял. Её лицо было лишено неверных черт, резкости или пошлости. Каждый изгиб её фигуры, каждая чёрточка её лица были идеалом его грёз. Он не видел в ней жалости к нему, что обычно бывает во взгляде каждого человека, которого он знал. Она не пожалела его, а скорее поняла и разделила с ним всю его боль, от которой он не мог избавиться самостоятельно. Он не видел в её глазах лжи, которая присуща каждому человеку, который хотя бы раз в жизни соврал. Ему казалось, что она словно только что родившийся ребёнок, и её сердце и её душа также невинны, как сердце и душа только что родившегося младенца. “Такая юная и такая прекрасная,” – проносилось в его голове. Что это? Он полюбил?..

Девушку звали Эмили. Ей было всего девятнадцать лет, но выглядела она всё равно моложе своего возраста. И вначале Джеймсу показалось, что она всего лишь подросток. На ней было лёгкое осеннее пальто, светлый длинный шарф, один край которого свисал до самой земли и едва не касался её. Она была такой необыкновенной в этом пальто, что Джеймсу казалось, что девушка настолько же худа, насколько и он.

– С вами точно всё хорошо? – уже в третий раз спрашивал Джеймс Эмили. Они шли позади Дейва, и девушка рассказывала о деревушке, в которой они оказались, всё, что знала.

– О, да. Конечно! Не о чем беспокоится! Я сама во всём виновата, всегда надо смотреть куда идёшь, – улыбнулась девушка.

– Просто я думал… – начал Джеймс, но девушка не дала ему договорить.

– Правда, не о чем беспокоится! Я очень рассеянный человек и вечно попадаю в глупые ситуации. Но сегодня я рада, что встретила именно вас, а ни кого-нибудь другого.

Они помолчали. Трость Джеймса со стуком опускалась на каменную мостовую тротуар, по которым они медленно шли. Они сильно отстали от Дейва, он шёл где-то далеко впереди, не оборачиваясь назад, словно хотел оставить Эмили и Джеймса наедине.

– Давно с вами…это? – неожиданно спросила Эмили.

Джеймс с удивлением посмотрел на девушку, чуть замедляя шаги.

– Что вы имеете в виду?

– Как давно вы больны раком? – тихо спросила девушка. Джеймс резко остановился и словно окаменел на несколько мгновений. Только губы его зашевелились, когда он заговорил.

– Как вы узнали, что я болен? И что я болен именно раком? – его язык не повиновался ему, и он закрыл глаза, чтобы не видеть лица девушки, когда она ответит ему. Он боялся, что в её глазах вдруг проснётся то же чувство жалости, что и у всех, или же презрение к его болезни. Но девушка лишь молча подошла к нему и дотронулась маленькой хрупкой рукой до его груди. Неизвестное тепло разлетелось по всему его телу, и сердце приятно дрогнуло от этого прикосновения. Он открыл глаза и встретился взглядом прямо с карими глазами девушки. В них не было жалости, презрения или чего-нибудь подобного, в них была лишь боль.

– Мой брат Чарли умер полгода назад от рака, – тихо сказала девушка, и её рука медленно сползла с груди Джеймса.

Что же сказать ей, как её утешить?

–  Мне очень жаль, – это было всё, что мог сказать ей Джеймс сейчас.

Девушка отвернулась и закрыла лицо руками.

– Ему было примерно столько же, сколько сейчас вам, –  сказала она. И в её голосе слышались нотки слёз – она пыталась не заплакать. – Я решила стать врачом и пообещала себе, что если в моей жизни появится ещё один такой дорогой мне человек, которого я не хочу терять, то я сделаю всё, чтобы спасти его или хотя бы выполнить всё, о чём он попросит…

Джеймс слушал её мелодичный голос и понимал, что теперь ему как никогда раньше нужно больше времени. А ещё… Теперь он боялся сделать то, что задумал…

– Вы, кажется, говорили, что идёте в залив, недалеко отсюда? – неожиданно обернувшись к нему, спросила девушка. Джеймс лишь кивнул, он был не в силах отвечать ей.

– Можно мне с вами?

Джеймсу показалось, что она даже не столько просит, сколько умоляет его разрешить ему пойти вместе с  ними.

– Зачем вам всё это? – спросил Джеймс.

Девушка посмотрела в его глаза так, что ему показалось, что глупо было спрашивать об этом, словно Эмили всегда была рядом, и теперь весь этот поход, который он задумал, был ничто без неё.

– Мне кажется, что я должна быть с вами. И я не знаю почему, но я чувствую, что должна. Будто я знала вас всю жизнь, но только сейчас осознала, что это не сон и это мне не приснилось…

Они смотрели друг на друга и их души воссоединялись где-то в воздухе над их головами.

Что это? Карма? Или насмешка судьбы, которая заставила их встретиться прямо перед его смертью?

Как глуп бывает человек,

Когда не видит очевидность.

Слетают все слова на «нет»,

И ты беззвучно шлешь ответ

На все вопросы той прекрасной силы,

Что заставляет твоё сердце биться в новом мире.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s